Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Самый первый пост



Всем привет! Вы попали на страницы дневника одной Тихони с дурным характером. Девушка страдает патологическим
[читать дальше]непостоянством, иногда нелогичностью, временами впадает в истерики. Любит писать о мужчинах, и об отношениях с ними. Еще она делится мечтами, событиями в жизни и разными историями. Местами высказывает свое мнение и иногда может поспорить. Тихоня рада новым друзьям, любит читать и комментировать. А самое главное, относится ко всему с юмором.

Из воспоминаний старого фронтовика




Мой дедушка Павел Алексеевич Акулов – участник Великой Отечественной войны. Родился в декабре 1925 года в городе Троицк. Когда деда забирали на фронт, ему еще не было и 18 лет. За время войны выпало много тяжелых, порой даже страшных испытаний. Солдатом он прошел пол-Европы – от Орла до Берлина и Праги, форсировал Днепр, был трижды контужен. Награжден медалями «За отвагу», «За взятие Берлина», «За взятие Праги».

[читать дальше]Умер дед в 2012 году, будучи уже очень стареньким. Из-за контузий он плохо слышал, но память у него была хорошая, и он прекрасно помнил названия всех высот, которые брал, рек, через которые переправлялся, и освобожденные от фашистов города. Рассказывать о войне дедушка не любил, и мне с большим трудом удалось уговорить его поделиться воспоминаниями. Все, что написано ниже, это выдержки из его рассказа.

1943 год

«Когда началась война, я окончил восемь классов и около года работал помощником токаря на механическом заводе. В апреле 1933-го мен послали для прохождения радиокурсов в Свердловск. На курсах изучали азбуку Морзе, РП-12 (полковую радиостанцию) и РБ (батальонную радиостанцию). После сдачи экзаменов стали готовиться к отправке на фронт. Помню, никак не могли найти мне форму по размеру: не успел к тому времени вырасти, поэтому все было велико. Пришлось довольствоваться тем, что есть.

Наш эшелон шел на запад и вез пополнение фронту. В Свердловске готовили и танкистов, и артиллеристов, и связистов, поэтому пополнение было существенным. В последних числах сентября эшелон пришел в Тулу. Часть прибывших разместили в казармах, а часть ( в том числе и меня) увезли в Ясную Поляну – бывшее имение Л.Н. Толстого. Я всегда любил читать, поэтому было интересно побывать на родине великого писателя. В таком месте хотелось думать о хорошем, о будущем, но… впереди ожидали лишь война и пугающая неизвестность – выживу или нет. В Ясной Поляне провели ночь. А на следующий день меня определили в минометный полк, который входил в Третью танковую армию генерала П.С. Рыбалко.

К Днепру ехали на полковых машинах. Полку повезло, так как машины – американские: шевроле, студебеккеры, доджи и виллисы – все новенькие и удобные. Остановились в довольно большом селе, как раз против Букринского плацдарма. Завтра с утра – переправа.

Еще до восхода солнца мы высыпали из машин у увидели Днепр. Живописный вид красивой и спокойной реки портило лишь наличие на другом берегу огромного количества военной техники. Но все изменилось, как только закончилась погрузка на паромы: налетела немецкая авиация и началась свистопляска. Вся река еще недавно такая спокойная, покрылась взрывами бомб и снарядов. Мало этого, немецкие летчики стали строчить из пулеметов по людям на паромах. Мы были уже в каких-то 30 метрах от берега, когда трос, который связывал паром с катером, был перебит. Нас потащило вниз по течению. Но командир не растерялся, дал команду покинуть паром и вплавь добираться до берега. На спине я нес тяжелую радиостанцию, которую мне ни в коем случае нельзя было сбросить. Поэтому пришлось плыть до берега с тяжелым грузом, постоянно тянувшим на дно. Некоторые солдаты, не умевшие плавать, тут же тонули.

Перебравшись на другой берег, стали отжимать одежду. Сушить ее не было времени, поэтому натянули все мокрое и пошли в ближайшее село. Так мы ступили на правый берег Днепра. Вечером полк занял огневые позиции и окопался.
Ровно в десять утра появились первые немецкие бомбардировщики. С небольшими перерывами они бомбили плацдарм целый день, и только под вечер все стихло до следующего утра. Так продолжалось в течение целого месяца. Мы несли тяжелые потери, но отступать не имели права. У некоторых не выдерживали нервы. Помню, как однажды я долго не мог связаться со штабом, и командир пообещал меня расстрелять, если через пять минут связь не будет налажена.

Фронт был прорван только в начале ноября. Наши войска взяли Киев, а затем Житомир. В следующие дни советская армия вышла к Днестру, на государственную границу. Отныне предстояло шлепать по чужой земле.

1944 год

Вислу советские войска форсировали еще летом, а сейчас наш полк готовился к общему наступлению. Мы проехали через реку по понтонному мосту и остановились в хвойном лесу, поставив машины под соснами. Бои, как и на Днепре, были затяжными, немцы не отступали. Завтракали всегда рано, разместившись кружком возле машин.  Однажды в наш круг неожиданно шарахнул снаряд. В итоге погибли восемь человек вместе с командиром. Тогда-то я и получил первую контузию. Все были подавлены. На другой день рыли могилы и хоронили погибших товарищей.
А через неделю началось наступление. Была прорвана оборона немцев, и войска пошли освобождать Польшу от фашистских захватчиков. На очереди была Германия.

1945 год

В марте войска Первого Украинского фронта (куда входил мой дед) вышли на истинно немецкую реку, которая называлась Одером. Форсировав Одер в нескольких местах, наши войска двинулись вглубь Германии. Стремясь ворваться в Берлин раньше союзников, советские войны блокировали отдельными гарнизонами немецкие города и крепости и продвигались дальше, не завоевывая их. Как-то раз в наш штаб полка заехал генерал П.С. Рыбалко и приказал мне связаться с одним из корпусов. Так я познакомился с исторической личностью.

2 мая Германия капитулировала, и мы взяли курс на Прагу. Советское командование решило за сутки пересечь Судетские горы, а через два дня войти в Чехословакию. Сколько же танков сорвалось в пропасть во время переходов через горы! Тяжелые машины плохо маневрировали на узких горных дорогах и падали в ущелье вместе с экипажами.
Во время взятия Праги я получил третью контузию (вторую дед получил в Берлине). Но с окончанием войны служба в войсках не закончилась. Еще пять лет после Великой Победы я служил в Калерии.


Ужасная это штука – война. В течении двух лет, что я был на фронте, меня и моих товарищей постоянно подстерегала смерть. Многие погибли тогда, отдали свои жизни за свободу Родины, за свободу всей Европы. Они и сейчас лежат там: в Польше, в Чехии, в Белоруссии, на Украине. И их имена не должны быть забыты!
Мы, ветераны, сделали для своей страны все, что могли, и хотим, чтобы молодые люди понимали: теперь судьба Родины в их руках».